"Мудрец закрытым держит рот: он знает, что и свеча от языка сгорает". Чжуан-цзы

Знаете ли Вы… (№17, «китайская вежливость»)

Феликс Юсупов со своим бульдогом Панч. Панч бросался на все предметы с рисунком в шашечку

 

Данную историю рассказал в своих мемуарах Феликс Юсупов.

 

«На приеме, между прочим, узнала матушка (прим. — Зинаида Николаевна Юсупова), что такое китайская вежливость. Под конец обеда двое лакеев с черными лоснящимися косицами степенно приблизились к Ли Хунчжану (прим. — китайский министр, был проездом в Петербурге. В 1896 году подписал Союзный договор между Российской империей и Китаем империи Цин), неся серебряный тазик, два павлиньих пера и полотенце.

 

Китаец взял перо, пощекотал в горле и изрыгнул все съеденное в таз. Матушка в ужасе повернулась к гостю слева, дипломату, долго жившему в Поднебесной.

 

– Княгиня, – отвечал тот, – считайте, что вам оказана величайшая честь. Своим поступком Хунчжан дает понять, что кушания восхитительны и он готов отобедать еще раз».

 

Еще истории «Знаете ли Вы» ищите по одноименному тегу.

Вступайте в нашу группу вконтакте
  • Сhajyan

    Рубрика очень интересная.
    Спасибо Вам большое.  😉

  • Wanshang

    Данный эпизод вызвал в памяти отрывок из романа М.Горького «Жизнь Клима Самгина»:
    «В отделе военно-морском он говорил ему о пушке; старый китаец, стоя неподвижно и боком к ней, покосился на нее несколько секунд – и поплыл дальше.
    Генерал Фабрициус, расправив запорожские усы, выступил вперед высокого гостя и жестом военачальника указал ему на павильон царя.
    Ли Хунг-чанг остановился. Китаец-переводчик начал суетливо вертеться, кланяться и шептать что-то, разводя руками, улыбаясь.
    – Нельзя идти впереди его? – громко спросил осанистый человек со множеством орденов, – спросил и усмехнулся. – Ну, а рядом с ним – можно? Как? Тоже нельзя? Никому?
    – Так точно, ваше превосходительство! – ответил кто-то голосом извозчика-лихача.
    Осанистый человек докрасна надул щеки, подумал и сказал на французском языке:
    – Спросить переводчика: кто же имеет право идти рядом с ним?
    Все замолчали. Потом голос лихача сказал, но уже не громко:
    – Переводчик говорит, ваше высокопревосходительство, что он не знает; может быть, ваш – то есть наш – император, говорит он.
    Осанистый человек коснулся орденов на груди своей и пробормотал сердито:
    – Действительно… церемонии!
    Генерал Фабрициус пошел сзади Ли Хунг-чанга, тоже покраснев и дергая себя за усы.
    В павильоне Алтая Ли Хунг-чанг остановился пред витриной цветных камней, пошевелил усами, – переводчик тотчас же попросил открыть витрину. А когда подняли ее тяжелое стекло, старый китаец не торопясь освободил из рукава руку, рукав как будто сам, своею силой, взъехал к локтю, тонкие, когтистые пальцы старческой, железной руки опустились в витрину, сковырнули с белой пластинки мрамора большой кристалл изумруда, гордость павильона, Ли Хунг-чанг поднял камень на уровень своего глаза, перенес его к другому и, чуть заметно кивнув головой, спрятал руку с камнем в рукав.
    – Он его берет себе, – любезно улыбаясь, объяснил переводчик этот жест.
    Генерал Фабрициус, побледнев, забормотал:
    – Но… позвольте! Я ж не имею права делать подарки! Знаменитый китаец уже выплыл из двери павильона и шел к выходу с выставки».