"Сначала наведи порядок среди сильных, потом наведи порядок среди слабых; сначала наведи порядок в большом, потом наведи порядок в малом; сначала наведи порядок в своей жизни, потом приводи к порядку других". Чжугэ Лян

«Чуский идол». Из коллекции Британского музея

Фигуры, подобно этой, размещались в качестве стражей в гробницах во времена царства Чу (на территории  современных пров. Хунань и Хубэй).

 

Согласно историческим данным, усиление роли царства Чу  на политической арене можно отнести к 771 г. до н.э., когда столица была перенесена на восток, в район современного Лояна, а власть вана стала постепенно ослабевать (период VIII – III в. до н.э. потому и получил название Восточное Чжоу). В результате, на протяжении нескольких последующих веков, правители царства Чу оказывали значительное влияние на политическую историю древнего Китая.

 

Царство Чу много заимствовало из чжоуских ритуальных практик, но, при этом, были привнесены собственные верования и обычаи. Несмотря на определенные региональные и хронологические различия, все чуские погребения обладают рядом общих черт. Во-первых, для них характерно использование деревянных конструкций, обычно разделенных на несколько (чаще всего три) отсеков, которые образуют погребальную камеру и боковые помещения, предназначенные для складирования инвентаря. Во-вторых, в чуской похоронной обрядности было принято помещать усопших в деревянные, обычно с лаковым покрытием, гробы. Нередко тело покоилось в нескольких (до пяти) вставленных один в другой гробах, а еще два-три «запасных» гроба помещались в боковые отсеки. В-третьих, значительную часть погребального инвентаря занимают, как правило, шелковые ткани, предметы одеяния и лаковые изделия…

 

Надо сказать, что царство Чу славилось своими традициями в области создания скульптур и  резьбы по дереву. При этом мастера создавали изображения и более реалистичных созданий — например, журавлей и оленей. Согласно данным археологии, в период Сражающихся царств существовало несколько крупных региональных лакопроизводящих центров. Большая их часть принадлежала царству Чу, располагавшемуся в районах среднего и нижнего течения Янцзы. Начиная с VI–V вв. до н.э. в этом царстве установился обычай включать в погребальный инвентарь комплекты лаковых изделий, благодаря чему местное лаковое производство оказалось надежно представлено подлинными артефактами…

 

Еще одной особенностью чуских захоронений является широкое использование деревянной и покрытой лаковыми росписями скульптуры, которая изображает верхнюю часть туловища или только голову зооморфно-фантазийных существ — с раскидистыми оленеподобными рогами и длинным высунутым языком.

 

Эти скульптуры, обычно называемые в европейских изданиях «чускими идолами», заметно отличаются размерами и художественной манерой исполнения. Однако они выполнены по стандартной иконографической схеме, что позволяет видеть в них изображение конкретного персонажа чуских верований — скорее всего, могильного стража. Такова, во всяком случае, весьма распространенная интерпретация в современных исследованиях. Предпринимаются попытки проследить возможные морфологические связи этих «идолов» с образами демонических существ в неолитическом и иньском искусстве, включая маску таотэ, и отождествить их с чускими божествами и духами, фигурирующими в местных литературных произведениях.

 

Есть мнение, что данная фигура является изображением шамана, который являлся «связующим звеном» между этим и потусторонним миром. На эту «функцию» указывает высунутый язык — орган, ассоциирующийся с процессом говорения и передачи информации.

 

Кроме этого, данный жест может символизировать агрессию, с который страж отпугивает злых духов, тем самым защищая покой усопшего. Оленьи рога тоже не случайны: среди прочего их использование в ходе ритуала для шамана имело большое, можно сказать, символическое значение.  Олень является, среди прочего, символом обновления (образно говоря, он сбрасывает рога, но со временем они вырастают снова).

 

По материалам офиц. сайта Британского музея
Книги: Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб., 2004, с. 170–171.
Духовная культура Китая. Т. 6. М., 2011, с. 275-276.

Вступайте в нашу группу вконтакте
  • Александр Акулов

    Спасибо.Очень интересно.Олень-животное имеющее огромное значение в жизни и культуре народов Северной Азии(коряки,чукчи,эвенки,камчадалы и др.)Может быть «чуские идолы» указывают на родственность народа Чу с народами Севера? 🙄

    • Wanshang

      Столь смелых заявлений я бы пока делать не стала, но есть мнение, что рог на шапке у нанайцев и маньчжуров не имел отношения к рогам животных и не соотносится со «звериным двойником шамана» (как у эвенков). В мифологии нанайских и ульчских шаманов понятие о «зверином двойнике шамана» отсутствует. Аналогии между навершием шапки у маньчжуров (шаманское дерево с птицами на нем. Согласно предположению А.П. Окладникова, «подобное навершие на головном уборе царственных особ в Корее, может быть, имело такое же значение») и у нанайцев (корни мифического дерева), разумеется, не случайны.