"Дерево, которое выше леса, непременно будет сломлено ветром". Китайская поговорка

Древние учения Поднебесной: как Конфуцианство вытеснило Моизм в современном Китае?

Философская мысль Древнего Китая полна и разнообразна различными течениями и направлениями. В наше время довлеет представление, что Китай развивался под диктовку конфуцианского учения – жуцзя (儒家), но в Поднебесной в зависимости от социально-политического строя появлялись и набирали силу различные концепции. Самые известные среди них – это моцзя (墨家), фацзя (法家), даоцзяо (道教).

 

Считается, что большинство философов, так или иначе, тяготели к одной из этих ветвей философской мысли Китая. В настоящее время с образом КНР, представленном внешнему миру, неразрывно следует имя Конфуция (孔夫子) или Кун Цю (孔丘). Начиная с 80-х годов, конфуцианство действительно получило широкое распространение по всему Китаю, практически стало утвержденной социально-этической концепцией, призванной заменить религиозные верования. Но каким образом это стало возможным? Неужели именно конфуцианское учение наиболее полно отвечает интересам и ценностям «социализма с китайской спецификой»?

 

конфуций, мозм, конфуцианство, мо-ди

Поверхностное рассмотрение данного вопроса говорит о том, что самый вероятный вариант для государства, ставшего на путь строительства социализма это скорее моизм (моцзя), нежели конфуцианство. Моистских ученых древности сейчас называют апологетами социализма, а самого родоначальника течения – Мо Ди (墨翟) зачастую именуют «китайским Лениным». Каким образом моистское движение угасло в «Новом Китае» и теперь изучается только в учебниках? В данной работе автором была поставлена задача многоаспектного сопоставления моистских и конфуцианских ценностей во времена эпохи Восточного Чжоу, в частности в период Весны и Осени (春秋时代 – с 722 до н.э. по 481 до н.э.) и во времена Борющихся Царств (战国时代 – с 481 до н. э. по 221 до н.э.), с нынешними принципами современного конфуцианского течения развивающегося в КНР. Для достижения данной цели в первую очередь необходимо рассмотреть вышеуказанный временной промежуток в жизни Срединного государства. Помимо этого, нужно проанализировать классовый состав последователей той или иной философской мысли, проследить ступени развития идеологии на разных этапах социально-политической жизни царств Китая, и в конечном счете дать обоснование подъему конфуцианства на нынешней ступени.

 

Какими были конфуцианство и моизм в эпоху Восточного Чжоу (V-II вв. до н.э.)?

Важно отметить существовавший на период возникновения двух учений социально-политический уклад китайских царств. У историков существует целый ряд мнений касательно того, к какому строю чжоусский Китай был ближе всего. В основном спор идет между двумя идеями – концепцией о рабовладельческом строе и теорией уже закончившегося перехода к феодальным взаимоотношениям. Для определения строя необходимо рассматривать базис общества, который по Карлу Марксу складывается из «производственных отношений» и «производительных сил». На тот период в Китае существовал класс, состоявший из лиц, связанных различными формами личной зависимости, не имевших никаких прав. Они были заняты в основном в ремесле, промыслах, служили дворовой прислугой и т. п. Нет сомнений, что в «производственных отношениях» наблюдалось очень много элементов рабовладельческого строя, а «производительные силы» составляли зависимые и бесправные люди. Однако, вместе с тем, уже насаждались и элементы феодализма. Новые отношения постепенно вытесняли рабовладельческие, и феодальный способ взаимодействия становился господствующим, хотя и сохранялись серьезные пережитки патриархально-родового, а также рабовладельческого строя, которые срастались с новой феодальной системой. Ключом к решению проблемы определения характера общества в древнем Китае является признание многоукладности экономики Китая при господствующем положении сначала рабовладельческого типа отношений (примерно до VI—V вв. до н.э.), а затем возникшего в недрах рабовладельческого общества феодального способа. Правомерно выделить следующие основные классы и социальные прослойки:

 

  • Господствующая наследственная рабовладельческая аристократия — ваны (王), гуны (公), дафу (大夫).
  • Землевладельцы, разделявшиеся на два класса: крупных, эксплуатировавших земледельцев-арендаторов, ремесленников и т. п., и мелких свободных земельных собственников.
  • Социальная прослойка «служилых» (士), которые за службу получили различные материальные блага, чрезвычайно пестрая по своему составу.
  • Эксплуатируемые крестьяне.

 

 

Учение Конфуция было призвано на помощь увядающей власти эксплуатирующего класса, в данном случае это, конечно, наследственная аристократия и крупные землевладельцы. Необходимо, однако, сразу сделать пояснение, что конфуцианство представляет собой социально-политическое учение, затрагивающие почти все сферы жизни китайцев. Очень большая часть регламентирует скорее этические принципы, которые должны царить в обществе для построения идеального государства. Конфуций очень много рассуждал об истинных добродетелях человека, о пользе учения и о гуманности/человеколюбии. Один только Луньюй (论语, книга составленная учениками Конфуция) уже может представить многогранность конфуцианской мысли.

 

Однако же, в данной работе не ставится цель очередного обзора общих принципов учения, за две с половиной тысячи лет, такая работа уже многократно проделывалась различными специалистами по древнему Китаю. Нами лишь будет кратко рассмотрен политический аспект конфуцианской концепции, спроецированный на современный Китай. Конфуцианство опиралось на традиционную систему этических ценностей и устойчивые стереотипы общественного сознания. Именно поэтому китайский феодализм и императорская деспотия использовали реформированное конфуцианство как самое действенное средство духовного воздействия на массы. Сам учитель Кун имел знатное происхождение. Хоть он и потерял отца еще в раннем возрасте, и во многих книгах его ранние годы описываются как «годы бедности», но Конфуций все же входил в число знатных сановников. Именно на укрепление позиций эксплуатирующего класса и ориентировалась идейная мысль «учителя десяти тысяч поколений». В целом, конфуцианство преследовало две главные идеи:

 

  1. Упорядочить отношения внутри наследственной знати, сплотить ее перед лицом нависшей угрозы потери власти;
  2. Дать идеологическое обоснование привилегированному положению аристократии, сгладить недовольство ее господством.

Способы достижения данных целей конфуцианцы видели в реализации нескольких базовых принципов. Для урегулирования отношений внутри господствующего класса Конфуций выдвинул учение о «человеколюбии» (仁), ставшее фактическим призывом к солидарности «благородных мужей» — представителей наследственной знати. Опираясь на принципы «исправления имен» (正名), «восстановления ритуалов» (复礼), «уважения родственников» (敬亲). Конфуций намеревался вернуть общество к «золотым временам» Чжоу-гуна, когда господство родовой аристократии, объединенной под эгидой чжоуского «Сына Неба», было незыблемым. Вероятнее всего, самым метким отражением всей конфуцианской теории строения идеального государства может служить следующая цитата, которая иллюстрирует принцип «исправления имен»: «Правитель должен быть правителем, слуга — слугой, отец — отцом, сын — сыном» (Луньюй 12.11). В этом состоит идея покорности снизу доверху. Конфуций говорил: «Народ — это трава в поле, а правитель — ветер, куда дует ветер, туда и трава клонится» (Луньюй 12.19).

 

Что касается учителя Мо, то ситуация совершенно иная. Во-первых существует немало споров о приверженности Мо Ди к тому или иному социальному классу. Самое удивительное, что историк Сыма Цянь (司马迁 145 до н.э. — 90 до н.э.), который и занимался составлением очерка и описания трудов предшественников, по непонятной причине опустил биографию Мо Ди. Некоторые историки приписывают его к классу дафу (大夫), так например Го Можо (郭沫若 1892-1978 гг.) брал за аксиому высокое происхождение Мо Ди и, довольно-таки, предвзято и своеобразно рассматривал все учение моистов, называя родоначальника «приверженцем деспотизма» и «махровым монархистом». В 20-е года прошлого века в работах Лян Цичао (梁启超 1873 – 1929 гг.) о моцзя, утверждалось, что Мо-цзы происходил из низов, а его учение отражало стремление мелкого крестьянства и ремесленников к лучшим условиям. Весь образ жизни учителя Мо, описанный историками, говорит о его простом происхождении. Его привычки, дух самопожертвования и аскетизм, близость к народу и горячее сочувствие ему, глубокое знание ремесел, уважение к труду — все это в корне противоречит нравственным ценностям и этическим установкам дафу и служилых, вышедших из их среды. Они презирали физический труд, считали его уделом «низких» и «подлых»: яркий пример тому – беседа Конфуция с Фань-чи: Фань-чи просил научить его земледелию. Философ ответил: «Я хуже опытного земледельца». «Ну, прошу научить огородничеству»,— попросил Фань-чи. Философ ответил: «Я хуже опытного огородника».

 

Когда Фань-чи вышел, Философ сказал: «Мелкий человек — этот Фань-сюй. Если наверху любят церемонии, то народ не осмелится быть непочтительным; если наверху любят правду, то народ не осмелится не покоряться; если наверху любят искренность, то народ не осмелится не выражать привязанности. А при таких условиях народ, неся в пеленках за плечами малых детей, устремится к вам. Зачем же заниматься земледелием?» (Луньюй 13.4). Сама фамилия, которую взял основатель моизма Мо (墨) переводится как «чернь, темнота», Мо-цзы – это учитель черни. И все принципы его учения направлены на противодействие эксплуатации со стороны наследственной аристократии и приближение к управлению обычных людей. Мо-цзы провозгласил концепцию выдвижения талантов», по ней он предлагал обеспечивать доступ к управленческим полномочиям самых одаренных из числа крестьян вне зависимости от происхождения. Другая прорывная идея моистов состоит в трактовании «Воли Неба», если у Конфуция предполагалось, что только Сын неба (т.е. правитель) получает мандат от Неба и в состоянии претворять его волю в жизнь, то Мо-цзы считал иначе. «Воля Неба» познаваема и заведомо известна — это «всеобщая любовь» и «взаимная выгода». Мудрец лишал господствующие классы монополии на толкование волеизъявления небес. Ключом к пониманию идей моистского течения может служить принцип, который Лян Цичао называл «социализмом Мо-цзы»: Каждый обязан жить за счет своего труда, а излишки продуктов должны справедливо распределяться среди всех членов общества. Далее будет рассмотрена именно эволюция и наложение моистских и конфуцианских принципов на современный уклад социально-политической жизни КНР.

 

Кун Цю и Мо Ди в XX веке

После эпохи своего расцвета два учения пошли совсем разными путями. Моизм попал под табу, которое просуществовало в течение 2 тысяч лет вплоть до начала XX века. Интерес к учению возобновился в 20-х годах, после Синьхайской революции (1911 г.) и свержения монархии. Угнетаемый народ стал искать лучшей жизни и равенства в правах. Изучением моизма снова вплотную занялись китайские специалисты, но стоит отметить, что этот интерес уже скорее был взглядом на моизм как веху истории, никакого нео-моизма со свержением династии Цин в Поднебесной уже не появилось. В то же время путь конфуцианства оказался более извилистым. Учение было основой уклада времен императорского Китая, с основанием Китайской республики Сунь Ятсеном (孙中山 1866 -1925 гг.) в качестве базисных идей были выдвинуты три народных принципа (三民主义) и конфуцианство ушло на второй план.

 

Но дальнейшего воскрешения пришлось ждать около семидесяти лет. Во времена Мао Цзэдуна (毛泽东 1893 – 1976 гг.), когда была основана Китайская Народная Республика (1 октября 1949 г.), конфуцианству была объявлена война. Учение, которое, на словах выступая против крайностей правителей, защищало классовые интересы родовой аристократии и ее привилегий, стало считаться реакционным. В таком случае становится еще менее понятным тот факт, что «социализм Мо-цзы» на этом этапе не перенял лидерство и не стал основой строящегося коммунистического общества. Более того, после смерти Мао (9 ноября 1976 г.), и начала «реформ открытости» (с 1979 г.) Дэн Сяопина (邓小平 1904 — 1997 гг.) в КНР постепенно стали выдвигать конфуцианские идеи, которые, в конечном счете, и стали основной социально-этической концепцией «Срединного государства». Пониманию данного, на первый взгляд противоречивого факта, помогает высказывание Го Можо в его труде «Эпоха рабовладельческого строя»: «Мо-цзы был консервативен. Но всему присуще развитие. Моисты под влиянием эпохи постепенно делались левее, а конфуцианцы — правее, в результате чего конфуцианцы и моисты слились воедино, моисты объединялись с конфуцианцами». В этом высказывании на взгляд автора и есть ключевая идея современного конфуцианства, которое получило такое развитие в сегодняшнем Китае. Представив базовые идеи двух учений во времена Восточного Чжоу, их противоборство, мы должны рассмотреть суть той социально-этической концепции, которая насаждается сейчас и применение моистских идей в сегодняшнем Китае, где, как принято считать, идет строительство развитого социализма «с китайской спецификой».

 

Конфуцианство и моизм с «современной китайской спецификой»

Учитель Кун полжизни странствовал, наставляя ванов и гунов различных царств на правильный путь управления государством. Кун Цю около тридцати лет выбирал себе чиновничью должность, которая позволила бы ему воплотить все свои политические задумки и создать утопическое правление. Согласно дошедшим до нас запискам Конфуций в пятьдесят лет, став верховным судьей в царстве Лу (鲁国), создал там новые порядки и построил практически утопическое общество. Именно в этом всегда была его цель, а остальные принципы вроде гуманности и любви к учению, это путь к достижению цели, к самосовершенствованию. Правда состоит в том, что конфуцианство – это политическая доктрина управления страной!

 

На сегодняшний же день, некоторые готовы называть конфуцианство скорее религией, хотя наиболее близкой характеристикой будет назвать его социально-этическим учением. Именно в таком качестве учение сейчас и представлено. В высших образовательных заведениях Китая, конфуцианство изучается по шести основным принципам. И принцип «исправления имен» считается второстепенным, хотя в оригинальном учении, он служил основой. И таких примеров с затуханием одной стороны идей Конфуция и выдвижением других аспектов можно привести очень немало.
Но с моизмом ситуация обратная, принципы учения, которое считается отодвинутым на второй и даже третий план, повсеместно находят применение в современном социалистическом Китае. Обратимся к уже упоминавшемуся «социализму Мо-цзы»: каждый обязан жить за счет своего труда, а излишки продуктов должны справедливо распределяться среди всех членов общества. Эта идея, которая в наше время обрела формулировку «от каждого по способностям каждому по потребностям». Разве в настоящее время не такова цель строительства развитого социализма в КНР? Мо Ди в главе «принцип почитания мудрости» выступает против наследования высшей власти и предлагает передавать власть наиболее достойному. Насколько это далеко от истины ушло сейчас? Конфуцианский принцип наследования власти в соответствии с происхождением очевидно уже отмер, а моистский подход как раз находит реализацию в КНР.

 

Если взглянуть на биографию всех нынешних лидеров и людей на руководящих постах, то можно заметить, что каждый из них прошел весь путь становления, начиная с рабочих бригад в своем уезде и постепенно за счет своего таланта и собственных усилий поднимался по карьерной лестнице. Не менее интересно упомянуть моистский принцип доступа к власти. Мо Ди отстаивал право свободных тружеников на управление страной, в этой идее видно прогрессивное и прорывное мышление моистов. Если не вдаваться в рассуждения о том насколько партийное членство действительно означает участие в управлении и принятии решений, то можно сказать что Всекитайское собрание народных представителей (численностью почти 3 тысячи человек) и отражает стремление Китая к диктатуре пролетариата, то есть лаобайсин по максимум приближен к общему делу. Да конечно не все получается, да и невозможно задействовать всех особенно в такой большой стране как Поднебесная, но жители каждого уезда представлены на сессиях ВСНП. Это очень существенное отличие от защищаемой Конфуцием монархической схемы управления и является сплетением моизма из 5 века до нашей эры с современным «социализмом по-китайски».

 

Конфуций был ярым приверженцем традиционализма («Я подражаю старине, но не творю; верю в старину и люблю ее» — Луньюй 7.1), он считал, что общество уже видело идеальные времена в правление Чжоу-гуна и достичь всеобщего блага возможно лишь возвращаясь к старине, а не двигаясь вперед. Но для современного Китая скорее подходит именно идея устремленности в будущее. Китайским правительством признается тот факт, что за спиной очень много темных времен, в прошлом было много ошибок и радикальные меры Культурной революции (文化大革命 1966 – 1976 гг.) носят довольно-таки спорный характер. Есть устоявшееся мнение, что «все будет хорошо, но завтра», в Китае популярны уличные плакаты «неудобства сегодняшнего дня, помогут создать светлое будущее завтрашнего» (不方便今天,创造更美好的明天). Население считает свою страну находящейся на раннем этапе развития. До сих пор китайцы говорят о необходимости учиться у Запада, не спеша накапливать опыт, аккумулировать знания и лишь тогда в течение нескольких десятков лет Поднебесная выйдет на тот уровень, на котором должна быть. Никакой речи о реакционном возрождении каких-либо прошлых порядков, конечно ,не идет.

 

Рассматривая приемлемость тех или иных древних учений на современный уклад, важно понимать: почему именно на том историческом этапе произошло зарождение нового социально-политического течения? В какой мере нынешнее общество готово принимать идеи двухтысячелетней давности? Являются ли они вообще актуальными и применимыми сейчас? Г.В. Плеханов в своей книге «О роли личности в истории» заключал, что обстоятельства в такой же мере творят людей, в какой люди творят обстоятельства. На взгляд автора данной статьи, вероятнее всего, именно в этом и лежит ключ к пониманию многих исторических процессов. Моизм возник и получил ступенчатое развитие в те времена, когда более всего был необходим, когда отражал состояние дел в обществе и мыслей в головах людей. Причинами угасания моистских концепций является, прежде всего изменение структуры базиса общества: «производительных сил» — «производственных отношений».

 

Разумеется, со времен императорского правления в эпоху Восточного Чжоу китайское общество претерпело кардинальные изменения, оно уже не угнетаемое и страдальческое, жаждущее бороться против власти. Мо-цзы говорил: «Простой люд испытывает три бедствия: голодающие не имеют пищи, замерзающие не имеют одежды, уставшие не имеют отдыха». Моизм получал почву для развития в совершенно темные времена жизни, когда лаобайсин был в очень тяжких условиях существования. Сейчас КНР, возможно, уже просто перерос эту стадию. Конечно, есть целый ряд социальных проблем: около 150 млн. человек живут на 1 доллар в день; разрыв в доходах между городским и сельским населением крупнейший в мире и тому подобное. Но это неизбежные атрибуты стадии развития любого столь крупного государства. В то же время и применение ортодоксальных конфуцианских концепций ни в коей мере неуместно. Возможно, китайское общество и похоже на аристократическое, ведь дифференциация очень высока, а власть все-таки у имущих слоев, но таково современное общество, в этом и проявляется специфика китайского социализма. Насаждение капитализма непременно влечет к созданию такого строя, но у Китая не стоит цель защищать такое положение и нет нужды использовать политические воззрения Конфуция на защиту государственной власти, как это делалось в императорском Китае, начиная с V века до нашей эры. Работа государственного аппарата нацелена на увеличение ВВП на душу населения, построение общества малого достатка (小康社会) а затем и общества среднего достатка. В отличие от моистских времен не наблюдается гнета населения со стороны власть имущих, а даже наоборот. Власть лоббирует не свои интересы, а интересы всего государства, которые, в конечном счете, являются целями каждого и поднимут уровень жизни.

 

В качестве ключевого вывода из всего проведенного анализа можно сказать, что чжоусский моизм неуместен, а политика конфуцианства не нужна. Отвечая на вопрос, поставленный в заглавии статьи («Как конфуцианство вытеснило моизм в современном Китае?»), нужно сказать, что конфуцианство скорее не вытеснило, а слилось с моизмом, поглотило его в себя. Нынешняя доминирующая социально-этическая концепция представляет собой некое конфуцианство с современной спецификой «социализма Мо-цзы». Конфуцианство сейчас – это мода и тренд, а моизм – это теория и учение, отдельные положения которого используются в современном Китае на практике.

Вступайте в нашу группу вконтакте
  • Познавательно! Доброе пожаловать на Sadpanda, Артём! 8)

  • svetooth

    Спасибо за очень полезную информацию, проливает свет на многие современные процессы в Китае.

  • Отличная статья!Познавательно,предметно,аргументированно и понятно.非常感谢! 😀 ❗

  • Заменить религию, неким учением, во имя лучшего будущего…Что то очень знакомое)))))))) Как не назови корень один. Автору спасибо за доступное изложение.

  • Structural

    Познавательная статья — как всё, оказывается, не просто с конфуцианством. 🙄
    Автору спасибо за большую порцию пищи для размышлений. 💡