"У людей с красивыми словами и притворными манерами мало человеколюбия." Конфуций, "Луньюй"

Легенды и были горы Утайшань

Гора Утайшань (五台山Wǔtái Shān), а скорее, это горный массив, известна своей красотой в Китае и за его пределами, здесь всегда много туристов. Издавна Утайшань привлекала и буддийских паломников, поскольку считалась земной резиденцией бодхисатвы Манджушри. Манджушри, или по-китайски Вэньшу (文殊), относится к числу главных бодхисатв. Он, соратник самого Будды и олицетворение трёх начал: мудрости, разума и воли, поклялся не переходить в Нирвану, пока на Земле остаётся хоть одна душа, нуждающаяся в спасении.

 

Утайшань знает немало историй, связанных между собой через века, историй, в которых переплелись реальные события и легенды. Одна из них – о Прохладном камне.

 

 

Прохладный камень (清凉石, qīngliáng shí) является святыней монастыря Цинлянсы (清凉寺). Вообще-то, в соответствии с традицией переводить альтернативное название Утайшань как «Чистая холодная гора», надо бы его именовать «Чистым холодным камнем», но как-то громоздко получается. Будем звать Прохладным камнем («холодный» – слишком строго).

 

Сам монастырь появился в горах очень давно, ещё во времена династии Северная Вэй, то есть где-то в IV-V веках. Согласно легенде, камень служил ложем для отдыха во дворце Гуандэ, дракона-повелителя Восточного моря, по-китайски东海广德王(dōng hǎi guǎng déwáng;), в «Путешествии на Запад» этот дракон назван Ао Гуаном (敖廣).

 

Ао Гуан, кстати, из четырёх лун-ванов, главных, морских, драконов (龙玉), самый знаменитый и, между прочим, олицетворяет добродетель и мудрость, хотя по характеру совсем не паинька.

 

Царь драконов очень дорожил камнем – он имел идеально ровную, зеркальную поверхность и, что самое главное, давал прохладу и чудесно восстанавливал силы. Не забудьте, что кондиционеров тогда ещё не было.

 

Как-то раз Манджушри был приглашён в подводный дворец царя драконов, чтобы разъяснять буддийское учение. После проповеди благодарный Ао Гуан предложил бодхисатве выбрать любое из многочисленных сокровищ дворца. Манджушри выбрал Прохладный камень. Ао Гуану жаль было расставаться с любимым камнем, но обидеть бодхисатву он тоже не решался. Поэтому дракон согласился отдать камень, только если Манджушри сможет его на себе унести. А надо сказать, что камешек представляет собой тяжёлую плиту (да ведь и Ао Гуан, если верить преданиям, в длину – метров пятьсот).

 

Манджушри, улыбаясь, как это умеют только просветлённые, уменьшил камень настолько, что его легко было спрятать в рукав (ничего не напоминает? – ах, да, зачин знаменитого романа Цао Сюэциня). После чего перенёсся в Утайшань.

 

Утайшань в то время было пустынным, каменистым местом, лишённым растительности и крайне неприветливым. Манджушри вернул камню его прежние размеры, и тот чудесно преобразовал весь климат. От прохлады камня начала бурно расти и цвести вся природа, воздух сделался чистым и приятным, запели птицы, зажурчали ручьи и водопады. А люди, разумеется, стали камню поклоняться, искать, сидя на нём, просветления, торговать сувенирами и ладанками, и, разумеется, построили монастырь.

 

Но, как известно, бренд – штука весьма привлекательная. А Прохладный камень – стал брендом уже в стародавние времена. На горе Луя (芦芽山), на 26 километров южнее Синьчжоу, всё в той же провинции Шаньси, вам тоже покажут Прохладный камень. И тоже расскажут, что он из дворца Ао Гуана. Только появился здесь не благодаря бодхисатве, а благодаря сыну Ао Гуана, молодому Золотому дракону. Тайцзы (наследник) сильно провинился перед Яшмовым владыкой, когда, движимый жалостью, ослушался его приказа покарать непочтительных людишек засухой. За что был сослан на веки вечные на гору Луя. Из отцовского дворца молодой дракон забрал самое дорогое сокровище….. да, Прохладный камень. На нём он отдыхал от дневного зноя, с него оглядывал великолепный горный пейзаж…

 

Но вернёмся в Цинлянсы. Пережив многочисленные смены династий и правителей, монастырь продолжал действовать. Основатель новой династии Цин, не китаец Нурхаци, считал себя, ни много, ни мало, земным воплощением Манджушри. Говорят, поэтому и переименовал свой народ из чжурчжэней в маньчжуров.

 

В 1702 году, в феврале, в монастырь прибыли его потомки – император Сюанье (Канси, 康熙, Kāngxī,) и его двадцатичетырёхлетний сын Иньчжэнь, которого тогда называли просто Четвёртым принцем, и который в будущем стал знаменитым императором Юнчжэном (雍正, Уōngzhèng).

 

Царственные особы приняли участие в богослужениях, а принц – искусный каллиграф и поэт, сочинил пару стихотворений о Прохладном камне. Одно из них выглядит так.

 

清凉石

光寒如镜卧深雪,

guāng hán rú jìng wò shēn xuě

苔藓斓斑结绣墩。

táixiǎn lánbān jiē/jié xiùdūn

谁识方方一片里,

shuí zhì fāngfāng yīpiàn li

古今容尽屐双痕。

gǔ-jīn róng jìn jī shuāng hén

 

Правда, если вы погуглите, вам непременно выдадут и такой вариант:

光寒如镜卧深云,半是云斑半藓纹。

谁识方方一片里,古今容尽屐交纷。

 

В этой путанной, как узоры на китайском табурете, истории наличие двух вариантов стихотворения уже не удивляет. Собственно, об этом переплетении – старого и нового, легендарного и житейского, и писал автор.

 

Снег холодный на земле, словно зеркало блестит.

Пёстрый мох лежит у ног, как узорчатый платок.

Кто в единстве смог познать всё величие Земли?

Древний век и новый день – зимних туфель два следа.

 

З.Ы.: Реверансы и оправдансы переводчика… Да, ради ритма, близкого оригиналу, пришлось чем-то жертвовать и переводить не точно. Да, в оригинале упомянуты вещи, на русский трудно переводимые. Пришлось искать компромисс. В меру своих скудных способностей.

 

绣墩, сюйдунь, предмет мебели в традиционном китайском доме, табурет-бочонок. «Стулка» могла быть фарфоровой, расписной, деревянной – резной, могла быть обтянута богато вышитым чехлом.

 

屐, цзи, обувь на «скамеечке»-платформе, предназначенная для осенне-зимнего сезона; чтобы нога не промокала и не мёрзла.

Вступайте в нашу группу вконтакте
  • Блеск, люблю Ваши переводы с историями). А бодхисатвы — еще те жуки))
    Все на Утайшань! 😆

  • Анна

    Очень понравилось! Сесе. 😉

  • Монастырь возвести и ладанками торговать, это уж как водится)))

  • Сергей Ван

    С историей стихи у меня воспринимаются гораздо лучше. Спасибо.

  • Спасибо за добрые слова! Бодхисатвы — тоже продукт социальный, это не они такие, это их жизнь такими сделала… Или людская молва:)

  • Жутко интересно!В «Путешествии на Запад» упоминается гора У Тай Шань…Вот,теперь буду знать,что чжурчжэни и манчжуры—название одного народа.Большое спасибо! 😯 🙂

    • Галина

      Это конечно, очень упрощенно и с долей юмора. Люди, завоевавшие Китай и создавшие в нём синтетическую культуру, по складу своих мыслей стали иным народом. Мало кто сейчас отождествляет болгар и булгар, караимов и хазар. Но да, исторически — эволюция народа, новое самоназвание — новый имидж. Спасибо, Александр!

  • Structural

    Спасибо большое за рассказ — прочитано с удовольствием.

    • Галина

      Рада, что понравилось 😉