"Слава - товар невыгодный: стоит дорого, сохраняется плохо". Джеки Чан

Полутень. Фотообразы Ли Цзяю (李佳祐, Chia Yu Lee)

Один из самых известных фотохудожников Тайваня, Ли Цзяю неоднократно проводил персональные выставки в Тайбэе, Пекине, Сеуле, Токио. В 2007 году он был удостоен премии как лучший молодой фотохудожник Тайваня. В 2014 году его работы вошли в состав ретроспективной выставки «Воображение и перформанс: китайская фотография 1911-2014» в Норвегии. Помимо фотографии, Ли Цзяю занимается настройкой фортепиано . Этому мастерству он учился у последнего носителя традиций легендарной японской семьи Ямаха. 10 марта открывается его выставка в Государственном Музее Востока.

 

«Серия «Ван лян» [罔兩] появилась благодаря эпизоду из книги великого китайского мыслителя Чжуан-цзы. Этот термин означает «тень тени», иногда его переводят как «полутень».

 

李佳祐, chia-yu lee, taiwan 李佳祐, 李佳祐 photo, 罔兩

«Полутень» — фотографическая серия, созданная, однако, без фотокамер. Я делал примерно следующее: располагал плёнку на столе в тёмной комнате. На неё ставил объект. Затем засвечивал объект вспышкой. Тень от объекта фиксировалась на плёнке. Таким образом, я получал тень от тени.

 

В притче Чжуан цзы задаётся вечный вопрос о сущности бытия.

Полутень спросила у Тени:
— Раньше ты двигалась, теперь ты стоишь на месте, раньше ты сидела, теперь стоишь. Почему ты так непостоянна в своих поступках?

 

Тень ответила:
— А не потому ли я такая, что я от чего-то завишу? А может, то, от чего я завишу, тоже от чего-то зависит? Может быть, я завишу от чешуйки на хребте змеи или от крылышек цикады? Откуда я могу знать, почему я такая или другая?

Наше бытие – загадка. Первоисточник полутени – тень. Первоисточник тени – тело. Но что есть первоисточник тела? И что – первоисточник первоисточника? Этот вопрос волновал человечество испокон веков. Философы и адепты религии пытались найти ответ: что есть основа нашего существования?

 

李佳祐, chia-yu lee, taiwan 李佳祐, 李佳祐 photo, 罔兩

В большинстве фотографий изображение создаётся при помощи света, но в серии «Полутень» наоборот, образ возникает из-за отсутствия света, от тени, не более того. Объектов изображения, как таковых, нет. Мы смотрим на их тени, но наше воображение скользит дальше самого образа. Что это, думаем мы. Собака? Чайник? Машина? Мы пытаемся найти первопричину вещей, но наше сознание – как инструмент, как фонарь, способный лишь освещать иллюзорную реальность.

 

李佳祐, chia-yu lee, taiwan 李佳祐, 李佳祐 photo, 罔兩

В этой серии я продолжаю развивать идею, начатую мной в серии «В темноте» (2007). Без света мы едва можем что-либо увидеть, и наше сознание начинает в то же мгновение создавать воображаемую реальность. И если в этой серии обсуждается неоднозначность восприятия, то в серии «Полутень», наоборот, поднят вопрос иллюзорности существования. И в том и в другом случае объекты на отпечатках не представляют никакой ценности. Нам не важно, действительно ли они существуют или окутаны тайной существования. Этой работой я предпринимаю попытки переосмыслить значение слова «видеть» и подчеркнуть искусственность восприятия реальности человеком, а также нашу природу всё ставить под сомнение.»

 

Каким был твой первый фотоаппарат?

Фотоаппарат плёнки типа 110. Мне его подарили, когда мне было 4 или 5 лет. Я не знал, что это настоящий фотоаппарат, у меня и плёнки никогда не было. Я думал, это игрушка. Проводил много времени, представляя себе, что я фотографирую, как взрослые. Звук затвора меня зачаровывал.

 

李佳祐, chia-yu lee, taiwan 李佳祐, 李佳祐 photo, 罔兩

Чем особенна жизнь на острове?

Отсутствием понятия «граница». Когда я путешествовал по Германии, я специально остановился в маленьком городке рядом с границей, чтобы понять, как она выглядит. Для меня очень необычно понимать, что ты переходишь через мост и оказываешься в другой стране. И атмосфера меняется, пока идёшь по мосту – это ощутимо. Но помимо этого – мы живём там, где кругом море!

 

Вы чувствуете себя отделёнными или связанными с континентальным Китаем?

Во многих смыслах мы связаны.

С точки зрения культуры, Тайвань и Китай – почти одно целое. Тайванцы – более последовательные носители китайских традиций, поскольку у нас не было культурной революции. Мы до сих пор используем традиционные китайские иероглифы, а не упрощённое письмо. Тайванцы – в основном носители типично китайских добродетелей – они скромные, воспитанные, внимательные к своему поведению. На мой взгляд, относительно больше, чем жители континентального Китая.

 

Что тебя увлекает так же, как фотография?

Наука. Я всё время стремлюсь узнать о мире больше и больше. Искусство – это путь, и наука – это путь. Именно она – основа моей страсти к настройке фортепиано.

 

Настройка фортепиано привлекает меня тем, что сочетает всё, что я люблю. Она требует остроты чувств. Она требует рациональности мышления, чтобы понять теорию и механизм фортепиано. Она требует предельной концентрации тела и определённых движений. Это работа для одиночки. В ней есть всё: от логического до эмоционального, от абстрактного до практического. И оно всё прекрасно!

 

Смысла больше в свете или темноте?

В темноте. Из неё рождаются вещи.

Для человека, находящегося в темноте, открываются возможности познать свой ум. Как только зрение – самое важное чувство человека – перестаёт действовать, мы отрываемся от реальности и оказываемся на пороге более абстрактного мира.

 

Куратор выставки в Москве — Диана Фармаковская.

Вступайте в нашу группу вконтакте