Некто спросил: «Правильно ли говорят, что за зло нужно платить добром?» Учитель сказал: «А чем же тогда платить за добро? За зло надо платить по справедливости, а за добро — добром». Конфуций

Китайские «Каракули» на русской сцене

Как Вы относитесь к балету? А к китайскому балету? А к авангардному китайскому балету? Согласитесь, такое не часто можно увидеть даже в самой Поднебесной. А тут в рамках Фестиваля китайской культуры это необычное действо было представлено, по выражению организаторов, «искушенной московской публике» — на сцене Московского драматического театра им. А.С.Пушкина.

 

«Искушенная публика», надо сказать, была немного озадачена. Не все досидели до конца – и это понятно: когда мы говорим «балет», пусть даже современный, в голове возникает ряд ассоциаций и ожиданий. Постановка Хоу Ин с первых же минут удивляет отсутствием музыки (которая, впрочем, появилась на 20-й минуте), декораций (просто.черный. задник) и костюмов (серые, живописно потрепанные трико танцоров).

 

каракули, китайский балет, chinese ballet

Но те, кто остались, долго обсуждали премьеру в коридорах: «Фабулы нет, они просто хаотично движутся по сцене!» — возмущалась стайка интеллигентных мужчин в повязанных вокруг шеи шарфиках, по виду критиков. «Ну они там и корячились! Йогой все занимаются, наверное», — восхищались девушки, одетые в модном нынче индийском стиле. «Она очень-очень популярна у нас в Китае», — шептала мне на ухо знакомая китаянка.

 

Пресса уже окрестила Хоу Ин «китайской Пиной Бауш» — а Пина Бауш, чтобы вы знали, это такая «немецкая Алла Духова». Написала бы, что Алла Духова – это такая русская Хоу Ин, но, пожалуй, лучше промолчу.

 

каракули, китайский балет, chinese ballet

Знаете, когда я говорю новым знакомым, что работаю в газете об искусстве, меня сразу спрашивают – ну как там оно, современное искусство? еще дышит? чем еще можно удивить публику, бедные художники! Можно, можно, поверьте – современное искусство, как и современные технологии, это такой микс, сплав всего со всем. Я убедилась в этом и на этот раз: шестеро танцоров различных рас и национальностей (да-да, там были и мулаты, и европейцы) двигаются на сцене московского театра в постановке китайского хореографа. Притом я сидела в одном ряду с Хоу Ин, и мне посчастливилось наблюдать за реакцией самого автора на происходящее – как потом она призналась, очень боялась, что зрителям не понравится, ведь в ходе репетиций пришлось отказаться от эпатажной версии спектакля с красками, которую демонстрировали западной публике, сделав его еще более экзистенциальным. Таким образом, российским зрителям было предложено «самим разрисовать танцоров, пол и стены своими красками с помощью собственного воображения». А это уже, знаете, перформанс, а не балет.

 

каракули, китайский балет, chinese ballet

Лично меня поразила «червячная», словно обрывистая хореография – актеры двигались и изображали живые композиции, крючки и закорючки, подобные тем, что создает кисть каллиграфа, превращающая тушь в динамичные, перетекающие друг в друга нити иероглифов.

 

каракули, китайский балет, chinese ballet

На вопрос, были ли в постановке использованы элементы йоги или других восточных практик, Хоу Ин отвечает, что нет, и что она вообще-то – большой поклонник американской школы танцев: проведя США около 8 лет, не устает восхищаться тамошней открытостью и либеральностью: «Представьте себе, там даже 80-летние могут прийти в класс и начать заниматься, и это нормально». О русской балетной школе Хоу Ин высказалась сдержанно: «Китайцам русский балет нравится». О своих планах на будущее заявила во вполне творческой манере: «Я художник, и ищу новые способы самовыражения – в этом смысл моей жизни».

Вступайте в нашу группу вконтакте