"Тот, кто всем доволен, избежит немилости". Лао-цзы

Правила жизни Брюса Ли

Я уверен только в одном: я не умею петь. Хотя обычно всем рассказываю, какой у меня богатый голос.

 

Если я скажу вам, что я отличный парень, вы подумаете, что я хвастаюсь. Если я скажу вам, что я ничего не стою, вы будете знать, что я лгу.

Восточные люди говорят: «Будь гибче. При жизни человек мягкий и гибкий, смерть делает его жестким. Это относится и к телу, и к разуму, и к душе».

 

Нельзя выиграть бой одним ударом. Либо научись терпеть обиды, либо найми телохранителя. Забудь о победах и поражениях, забудь о гордости и боли. Если противник оцарапает тебя — ударь его. Если противник ударит тебя — сломай ему руку. Если противник сломает тебе руку — забери его жизнь. Не думай о том, чтобы выйти из боя нетронутым. Будь готов пожертвовать всем. Даже жизнью.

 

Двигайся, как вода. Замирай, как зеркало. Отвечай, как эхо.

 

У денег как таковых нет смысла. Это лишь инструмент для достижения определенных целей, и нужно понять, что они могут, а главное — чего не могут. Мой отец говорил мне: «В этом году ты заработал десять долларов. В следующем можешь заработать пять. Будь готов».

Если не хочешь споткнуться завтра, говори правду сегодня.

 

Западное образование годится для одного, восточное — для другого. Можно сказать: «Этим пальцем лучше делать одни вещи, этим — другие». Но вся рука в любом случае лучше.

 

Мудрый получает больше знания из глупого вопроса, чем глупый — из мудрого ответа.

 

Американец — как дуб, он твердо стоит на земле, не гнется на ветру, а если ветер задует сильнее — ломается. Восточный человек — как бамбук, он гнется на ветру, но потом распрямляется и становится еще сильнее, чем прежде.

 

Я закончил Вашингтонский университет в Сиэтле. Не поверите, я изучал там философию.

 

Соберите всех великих учителей в одной комнате, и они договорятся обо всех вещах в мире. Соберите их учеников — и они будут спорить обо всем.

 

Есть одна китайская сказка. Жил на свете мясник, и у него был нож, который год за годом оставался идеально острым. Когда мясника спрашивали, как ему удается сохранять лезвие в таком состоянии, он отвечал: «Я следую линиям кости. Я не пытаюсь разрезать ее, сломать и вообще хоть как-то ей сопротивляться. Это только испортит нож». В жизни нужно идти вдоль препятствий. Если пытаться их побороть — это только навредит.

 

Я вешу 70 килограммов. Если я не свалю соперника в три удара — мне конец. Я использую и руки, и ноги, а бью так быстро, что мне приходится замедляться, чтобы камера поймала мои движения. В моих самых первых дублях люди просто падали на землю, и было абсолютно незаметно, как я их бью.

Бить доски и кирпичи — это ерунда для сосунков. Доска никогда не даст сдачи.

 

Я, конечно, иногда иду на компромисс с женой и ем американскую еду. Вы же не станете подавать к стейку жареный рис.

 

Моя сила идет из живота. В нем — центр тяжести, он является источником энергии.

 

Скажем так: 99 процентов всех восточных единоборств — это фуфло. Все выглядит очень красиво, но совершенно не работает. Если на девушку весом 45 килограммов нападут, все, что она может сделать, — это ударить изо всех сил в одну из трех точек: глазные яблоки, пах или голень. И в этот момент нужно давать деру.

Если ты любишь жизнь, не трать время, потому что время — это то, из чего сделана жизнь.

В жопу обстоятельства, создавайте возможности.

 

P.S.: Брюс Ли — актер, умер в 1973 году в возрасте 32 лет в Гонконге.

Источник

Вступайте в нашу группу вконтакте
  • Паша, молодец, что откопал. Забавные фразочки)

    «99 процентов всех восточных единоборств — это фуфло» :mrgreen: :mrgreen: оссс.

  • PRT

    Ага 🙂

  • Evg

    Есть одна китайская сказка… Это Чжуанцзы, на самом деле:

    «Скажи, — спросил князь Вэн-хуэй, — как же ты достиг столь высокой степени искусства?»
    Мясник отложил свой нож и сказал: «Я люблю дао и таким образом совершенствуюсь в своем искусстве. Когда я начинал заниматься своим делом, я видел перед собой только бычью тушу. Три года спустя я уже больше не видел тушу. Теперь я постигаю все не столько глазами, сколько умом. Мои чувства больше не работают; работает только ум. Я знаю, как от природы сложен бык, и режу только по сочленениям и промежуткам. Я не разрубаю артерии, вены, мышцы и жилы, а уж тем более крупные кости! Хороший мясник изнашивает за год один нож, потому что режет только по мясу. Обычный мясник изнашивает по ножу каждый месяц, потому что нож у него затупляется о кости. Мне мой нож служит уже девятнадцать лет. Им разделаны тысячи бычьих туш, а лезвие его все еще кажется свежезаточенным. Просто в сочленениях костей есть промежутки, а лезвие ножа не имеет толщины. Тому, кто умеет погружать тончайшее лезвие в эти промежутки, легко работать ножом, ведь он режет по пустым местам. Потому-то я и пользуюсь своим ножом уже девятнадцать лет, а лезвие его до сих пор кажется свежезаточенным. Каждый раз, когда мне приходится разделывать сочленения костей, я отмечаю наиболее трудные места, задерживаю дыхание, пристально вглядываюсь и действую не спеша. Я тихонько провожу ножом, и сочленения разделяются с такой же легкостью, как если бы я складывал на землю куски глины. Тогда я вытаскиваю нож и распрямляюсь…» (Чжуан-Цзы, III, «Начало гигиены»).

  • Evg

    А вот в переводе Малявина:

    Повар Дин разделывал бычьи туши для царя Вэнь-хоя. Взмахнет рукой, навалится плечом, подопрет коленом, притопнет ногой, и вот: вжик! бах! Сверкающий нож словно пляшет в воздухе – то в такт мелодии «Тутовая роща», то в ритме песен Цзиншоу 23. Здесь упоминаются популярные в древнем Китае музыкальные мелодии.

    – Прекрасно! – воскликнул царь Вэнь-хой. – Сколь высоко твое искусство, повар!
    Отложив нож, повар Дин сказал в ответ: «Ваш слуга любит Путь, а он выше обыкновенного мастерства. Поначалу, когда я занялся разделкой туш, я видел перед собой только туши быков, но минуло три года – и я уже не видел их перед собой! Теперь я не смотрю глазами, а полагаюсь на осязание духа, я перестал воспринимать органами чувств и даю претвориться во мне духовному желанию. Вверяясь Небесному порядку, я веду нож через главные сочленения, непроизвольно проникаю во внутренние пустоты, следуя лишь непреложному, и потому никогда не наталкиваюсь на мышцы или сухожилия, не говоря уже о костях. Хороший повар меняет свой нож раз в год – потому что он режет. Обыкновенный повар меняет свой нож раз в месяц – потому что он рубит. А я пользуюсь своим ножом уже девятнадцать лет, разделал им несколько тысяч туш, а нож все еще выглядит таким, словно он только что сошел с точильного камня. Ведь в сочленениях туши всегда есть промежуток, а лезвие моего ножа не имеет толщины. Когда же не имеющее толщины вводишь в пустоту, ножу всегда найдется предостаточно места, где погулять. Вот почему даже спустя девятнадцать лет мой нож выглядит так, словно он только что сошел с точильного камня. Однако же всякий раз, когда я подхожу к трудному месту, я вижу, где мне придется нелегко, и собираю воедино мое внимание. Я пристально вглядываюсь в это место, двигаюсь медленно и плавно, веду нож старательно, и вдруг туша распадается, словно ком земли рушится на землю. Тогда я поднимаю вверх руку, с довольным видом оглядываюсь по сторонам, а потом вытираю нож и кладу его на место».
    – Превосходно! – воскликнул царь Вэнь-хой. – Послушав повара Дина, я понял, как нужно вскармливать жизнь.
     

  • «Чтобы овладеть искусством боя, надо постичь его философию.., тело без разума не нужно!»